Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Егор Летов (1964 - 2008)

Только что узнал. Не знаю даже что и сказать. Не знаю, что вообще можно говорить, когда человек был рядом с тобой c детства, каждый день, вместе с тобой хулиганил, вместе с тобой радовался, учил тебя жизни, чему-то новому, каждый день - а теперь его вдруг нет, и это насовсем.

"Когда я умер, не было никого, кто бы это опроверг".

Не то.

"Обосраться и не жить".

Ближе, но не то.

А, вот.

У меня засохла кишка
У меня опустела башка
Я закрючил свои мозги
Я торчу от дурной тоски
Я руками залез в говно
Я сломаю свое окно
Я хочу умереть молодым

Я устал выгонять себя вон
Я устал слушать траурный звон
Я устал сторожить кресты
Я устал получать пизды
Я рыдаю от ваших речей
Я желаю стать стаей грачей
Я хочу умереть молодым

Ну, вечная память.

Питер Гамильтон, "Пришествие Ночи" (Peter F. Hamilton, Night's Dawn)

После полувековой клинической смерти кадавр с приколотой к груди табличкой "Космическая опера" внезапно содрогнулся, открыл глаза и встал. Земля под его ногами задрожала. Реаниматолог с приколотой к халату табличкой "Г-н Питер Гамильтон" улыбнулся усталой, но довольной улыбкой.

Нет, конечно, шутки шутками, а между тем Гамильтон (фамилия-таки обязывает) единолично оживил давно забытый жанр, закрытый, если ничего не путаю, Снеговым с его замечательной трилогией "Люди как боги". Взял и наваял шесть толстенных томов, общей толщиной страниц этак 4000. Есть где размахнуться. Ну он и размахнулся - по-богатырски.

Размах получился такой, что за отдельными персонажами уследить практически невозможно. Их там сотни, все похожие, все мельтешат, как в муравейнике, друг от друга совершенно неотличимы. Да собственно, главный герой в книге - не они, главный герой - человечесство как оно есть по Гамильтону. В отличие от довольно схематичных людских характеров, общество будущего выписано в мельчайших подробностях. На дворе 28-е столетие, люди обживают Галактику, воюют между собой, общаются с инопланетными видами, набор совершенно безумных, но строго научных технологий и видов оружия прилагается. Разделение человечества на консерваторов-технарей и биологически улучшенные подвиды, телепатия, межзвёздные прыжки, искусственные интеллекты, дома-города, антиматерия как источник энергии, нейросети в мозгу, нанотехнологии, квазиживые роботы, полуразумные животные, коллективные разумы... Что особенно радует, для каждой новой супертехнологии Гамильтон обязательно находит время показать, как её появление изменяет людей, их общество, их мораль, их образ жизни. Показывает очень убедительно и достоверно.

На фоне этой грандиозной вселенной разворачивается собственно фабула. Фабула крайне необычная, особенно для такого технократического жанра, как космоопера. По Гамильтону, души всех умерших людей обитают в некоем адском пространстве, откуда постоянно ищут возможность вырваться обратно в наш мир. Когда они эту возможность наконец находят, души мёртвых начинают вселяться в тела живых, наделяя их при этом всякими магическими способностями. Конфедерация обитаемых миров настроена на решительную борьбу с этими "одержимыми", но как эту борьбу вести - не очень понятно, потому что каждый одержимый по сути держит одного мирного заложника. И даже если этого заложника вместе с одерживающей его душой убить, то это в итоге даст только то, что в аду станет на две души больше.

Такое сочетание эпического масштаба, безумных идей и боевого драйва я раньше встречал только у старого доброго Филипа Фармера. Так вот, несмотря на величайшее уважение, которое я к Фармеру испытываю, должен признать, что Гамильтон его обошёл практически по всем пунктам. А уж если говорить о живописании актов замысловатого насилия и секса, то хулиганистый Фармер на его фоне смотрится вообще пай-мальчиком.

Единственное, что у Гамильтона нехорошо - это полное неумение изображать запоминающиеся человеческие характеры, да ещё несоразмерная затянутость. Все события происходят ОЧЕНЬ медленно, перемежаясь многостраничными описаниями и историческими экскурсами. Диалоги по десять страниц для Гамильтона - нормальное явление. Уверен, если выжать их текста всю воду, объём разом уменьшился бы вдвое.

Ну и концовка книги заслуживает крепкого пинка. Такое впечатление, что Гамильтон, когда дописывал роман, был одержим душой Лукьяненки. Когда ситуация на всех фронтах становится уже совсем безнадёжной, главный герой находит Волшебный Артефакт, приобретает Божественную Силу, за пять минут облетает всю Галактику, всех злодеев выставляет вон, всех хороших спасает, всех со всеми мирит, переставляет все звёзды в галактике, составляет человечеству План Развития на ближайшие тысячи лет, произносит Пафосную Речь и счастливо женится. Конец книги. Простите, Фармер такого никогда себе не позволял.

Да, ещё должен сказать, что "Пришествие Ночи" - одна из самых отвратно переведённых книг, какие я в жизни имел несчастье читать. Первые пять томов переведены просто плохо, ну так от АСТа никто другого и не ожидал, но шестой... шестой том готов потягаться с самой Малиновой Дюной. Но об этом - в следующем выпуске нашего журнала.